Эдуард Гугнин переступил через трагедию запорожанки, потерявшей ребенка

Понедельник, 11 сентября 2017 15:46 | Запорожье | 8207
Эдуард Гугнин переступил через трагедию запорожанки, потерявшей ребенка

Как ранее сообщал IPnews, жизнь семилетней Насти Кожешкурт оборвалась трагически. Став жертвой смертоносного яда и врачебного безраличия, девочка шесть дней умирала мучительной смертью. Сегодня правоохранители пытаются упечь в тюрьму мать погибшей малышки, виня ее в случившемся, а чиновники хотят отнять у нее приемных детей.

Трагедия жизни запорожанки Виктории Кожешкурт хорошо известна не только в Запорожье. Она стала героиней многих  публикаций и теле-сюжетов местных и всеукраинских СМИ.   По воле злой судьбы Виктория,  которая взяла на воспитание чужих детей, в результате несчастного случая потеряла собственную дочь.

В детском доме семейного типа, организованном Викторией Кожешкурт,  воспитывалось пять детей. На сегодня с Викторией остались двое: родные брат и сестра 12-тилетняя Аня и  шестилетний Ваня. Три  родные сестрички, которые прожили с Викторией три года, в 2016 году вернулись под опеку родной матери, восстановившей родительские права. Столкнувшись с суровостью  «системы» и оказавшись в риске лишиться и оставшихся под ее опекой сирот, Виктория, в поиске защиты, записалась на прием к главе Запорожской области Константину Брылю.

Личная встреча с губернатором была назначена на 16 февраля. Имея основания тревожиться за безопасность опекаемых ее малышей,  Аню и Ваню Виктория взяла  с собой в ОГА.  Свою же дочь, семилетнюю Настю, женщина оставила дома под присмотром дедушки.

— Учитывая  конфликтность ситуации, в которую были втянуты опекаемые мною дети, я больше опасалась за них. Я и думать не могла, что беда подстережет именно мою дочь.

Когда Виктория с детьми вернулись домой из ОГА,  Настя находилась в состоянии, которое Виктория описывает, как «странное».

— У нее была сильная слабость, рассеянность сознания, ножки и ручки как ватные…

Выяснилось, что при необъяснимых обстоятельствах малышка употребила внутрь банку клея «Дракон» (жидкие гвозди, в составе которых раствор синтетической смолы в органических растворителях,  оксид сурьмы, нитрид бора).

Как это могло произойти, Виктория до сих не может найти объяснения:  по словам женщины, клея в их доме не было, при этом на веранде она обнаружила пустую незнакомую банку с  этикеткой клея «Дракон». Учитывая резкий отталкивающий запах клея,  трудно себе представить, как семилетняя девочка смогла заставить себя проглотить такое количество ядовитой жидкости  (Позже Виктория написала заявление в  полицию об умышленном отравлении ребенка неизвестными лицами, однако по ее словам, в органах такое заявление принимать отказались).

— Я сразу принялась промывать дочке желудок – вспоминает этот ужасный вечер Виктория. –  Вместе с рвотными массами вымывались клочья клея…

Закончив процедуру, в восемь вечера Виктория усадила девочку в авто и отправилась в ближайшую клинику – Запорожскую областную детскую больницу.

Дальше из рассказа матери погибшей Насти Кожешкурт.

«Когда мы приехали в больницу,  Настя была в плохом состоянии. Она была так слаба, что не могла сама идти, и я большую часть пешего пути я несла ее на руках. В приемном покое к нам вышел дежурный врач и осмотрел Настю.  После оказания первой медицинской помощи (девочке опять промыли желудок), врач сказал «Ну кто из нас в детстве не ел клей?» и отказал в госпитализации, потому что мы живем в Запорожье, и наша больница —  пятую детская.

Читаем показания дежурного врача анастезиолога-реаниматолога Василенко, зафиксированные в материалах следствия. Из документов следует, что врач выяснил обстоятельства происшедшего, провёл осмотр девочки, попросил сдать анализы, а также «… пояснил, что наблюдение должны осуществлять специалисты 5-й клинической детской больницы г. Запорожье, так как мать с ребенком являются жителями г. Запорожье».

Из Закона Украины «Об экстренной медицинской помощи»:

К категории экстренных относятся обращения относительно пациента, который находится в неотложном состоянии, сопровождающимся обмороком;  судорогами;  внезапным расстройством дыхания;  внезапной болью в области сердца;  рвотой кровью;  острой болью в брюшной полости;  внешней кровотечением;  признаками острых инфекционных заболеваний;  острыми психическими расстройствами, которые угрожают жизни и здоровью пациента и / или других лиц. К категории экстренных также относятся состояния, обусловленные   всеми видами травм (ранения, переломы, вывихи, ожоги, тяжелые ушибы, травмы головы);  поражением электрическим током, молнией, тепловыми ударами, переохлаждением, асфиксией всех видов (утопление, попадание посторонних предметов в дыхательные пути);  повреждениями различной этиологии во время чрезвычайных ситуаций (дорожно-транспортные происшествия, аварии на производстве, стихийные бедствия и т.п.);  отравлениями, укусами животных, змей, пауков и насекомых;  нарушением нормального течения беременности (преждевременные роды, кровотечение и др.).

Из протокола допроса доктора Василенко, дежурившего в тот вечер: «Для себя степень состояния девочки определил как тяжелую по возможным осложнениям».

Почему пациентке было «рекомендовано наблюдение врачей пятой детской» вместо срочной госпитализации, учитывая «возможные осложнения»,  из материалов дела  не понятно. Более того, разъяснения доктора имеют явную нелогичность.  Указавши в допросе, что отправил Кожешкурт «под наблюдение» коллег из пятой детской, абзацем ниже Василенко заявляет, что мать покинула приемный покой, отказавшись писать акт отказа от госпитализации.

«Мать ребенка пояснила, что ложиться в больницу не желает, так как у нее по адресу проживания еще несколько детей, которые находятся под её опекой, а также пояснила, что ей не с кем оставить детей». Далее читаем: «При оформлении документов мне от дежурной сестры стало известно, что мать ребенка отказалась написать заявление об отказе в госпитализации ребенка…»

Виктория уверяет, что писать отказ от госпитализации ее никто не просил, потому что отставить девочку в больнице не предлагалось.

Получив, как уверяет Виктория Кожешкурт, отказ от госпитализации в областной детской больнице, Виктория взяла список лекарств, которые прописал дежурный доктор, и увезла девочку домой.

Но уже ночью состояние Настя стало резко ухудшаться. Под утро у малышки открылась рвота, и Виктория снова помчалась машиной в областную детскую.

На этот раз Настя была госпитализирована и о месте жительства уже, вопрос не стоял.

Из материалов следствия:

На момент госпитализации –  17 февраля, в 9-45, состояние девочки тяжелое —   слабость, рвота, тремор.  Диагноз при госпитализации – отравление строительным клеем.  Госпитализирована в отделение хирургии.

В этот же день в 13 часов, состояние пациентки Анастасии Кожешкурт ухудшилось, и она с диагнозом «эндогенная интоксикация» переведена в отделение интенсивной терапии

18 февраля в 8 утра впала в кому. Принимая во внимание неврлогическое состояние – судороги, дыхательные нарушения, понижение уровня кислорода в крови, было принято решение о переводе ребенка на искусственную вентиляцию легких.

19 февраля, 8:30, катетеризация центральной вены.  Пневматоракс. Оперативное вмешательство.

22 крайне тяжелое.  13:20, токсическая кома. Смерть.

По выводу эксперта запорожского областного бюро судмедэкспертизы смерть Анастасии Кожешкурт наступила вследствие отравления неизвестным ядовитым веществом, которое вызвало развитие полиорганной недостаточности.  Наступление смерти обусловлено глубинными расстройствами функционирования организма развитие (полиорганная недостаточность)  вследствие токсического действия химических веществ.

В выводах  судмедекспертной комиссии,  проведенной в рамках уголовного дела, отмечено:

 «Отказ от госпитализации в больницу сделал невозможным своевременное реагирование медиков на клиническое проявления отравления и привел к тому что до момента повторного обращения ребенок находился вне лечебного заведения и был лишен возможности получения квалифицированной медицинской помощи.  Соответственно можно сказать, что отказ от госпитализации позволил причинно-следственной связи реализоваться. По версии следствия, попадание ребенка сразу после первичного обследования под присмотр врачей позволило бы тщательно дообследовать ребенка на стационарном уровне, динамично осуществлять мониторинг состояния ребенка, и вовремя принимать необходимые меры медицинского характера и соответственно уменьшить риск  наступления смерти». 

То есть медики однозначны в своем выводе: в вопросе спасения жизни семилетней Насти Кожешкурт было упущено время. Если бы лечение началось еще вечером 16 февраля, когда мать привезла ослабшую девочку в больницу, возможно, все закончилось бы иначе.

С момента трагической гибели Насти прошло полтора года. Следствие по факту смерти все еще продолжается, и сегодня оно повернулось в неожиданную для несчастной матери сторону. В начале августа нынешнего года  Виктории Кожешкурт было вручено подозрение в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 Уголовного Кодекса Украины.  По мнению полиции, Виктория пренебрегла обязанностью заботы о здоровье ребенка, отказавшись от госпитализации.

«Отказ матери привел к невозможности своевременного оказания профессиональной медицинской  помощи, что повлекло наступление тяжких последствий в виде смерти ребенка».

Читая материалы дела, возникает целый ряд вопросов –  в показаниях дежурившего 16 февраля 2016 года доктора Василенко  много нелогичного. В частности, и касательно акта отказа от госпитализации, который должен был быть оформлен в случае, если Кожешкурт действительно вопреки  настоятельным требованиям врача отказалась оставлять девочку в больнице. Не понятно, почему доктор, по его же словам, требовал написать отказную, если сам же признает, что рекомендовал Виктории ехать на лечении в пятую детскую.

Истории гибели маленькой Насти – очередное трагическое свидетельство непоколебимой стабильности в вопросе врачебной безнаказанности в Украине. За четверть века независимости, в нашей стране не было ни одного случая, когда бы врач предстал перед Законом в ответе за смерть человека, произошедшей по его вине.

Учитывая умение медицинской системы прятать концы в воду, Виктория Кожешкурт, пережившая огромное горе потери ребенка, сегодня рискует оказаться за решеткой. Женщина оказалась заложницей мощной круговой поруки, которая в нашей стране сильнее всякой гуманности и сильнее Законов.  Едва Виктория похоронила родную дочь, ей выпало испытание борьбы чиновничьим бездушием.  У женщины могут отобрать опекаемых нею сирот. Инициатором изъятия детей выступил заместитель главы ЗОГА  Эдуард Гугнин. Именно ему – профильному заму  — глава области Константин Брыль поручил разобраться в ситуации конфликта Виктории  Кожешкурт и службы по делам детей. Однако чиновник  разобрался неожиданным образом. Гугнин направил в мэрию Запорожья письмо с рекомендацией рассмотреть вопрос о лишении Виктории Кожешкурт права опекунства и изъять пребывающих на ее воспитании детей.

По материалам: Антикор.Запорожье

comments powered by HyperComments
Загрузка...

Картина дня

Последние события в Запорожье

Все новости раздела

Ребенок запорожанки провалился в канализационный колодец

О происшествии сообщили в соцсети.

В Запорожье за неделю корью заболели 10 взрослых

Всего зарегистрировано 11 случаев.

В Запорожской области малыш наелся волчьих ягод

Инцидент произошел в Мелитополе.